Елена Орлова
   
   
   
   
 

Публикации

Елена ОРЛОВА: "Музей – это огромный ресурс развития региона"

Те, кто мало знаком с Еленой Орловой, говорят о ней как о человеке несколько жестком, закрытом, этакой "бизнесвумен", лишенной сантиментов. Те, кому посчастливилось узнать ее поближе, признаются в любви к этой удивительной женщине, посвятившей свою жизнь возрождению одного из главных очагов культуры нашего края – Волгоградскому музею изобразительных искусств.

О том, чем сейчас живет музей, Елена Орлова рассказала в интервью нашей газете. Этот разговор оказался хорошим поводом представить и саму Елену Владимировну. В ее внешности нет ничего от богемы – ни в одежде, ни в макияже, ни в манере поведения. Но за этим скромным, сдержанным, деловым "фасадом" живет душа художника, влюбленного в красоту и умеющего находить ее повсюду. В парадоксальном сочетании этих качеств – внешней сдержанности и внутренней страстности – секрет ее жизненного успеха. Сама она говорит, что стремилась не к успеху, а к реализации своего призвания.

– Уже много лет в вашей трудовой книжке в графе "должность" стоит слово "директор". Как руководитель вы начинали в Детской художественной галерее?

– Я ее сама и создавала. То есть сначала я ее придумала. Начиналось все с того, что мне, молодому художнику, выпускнице Львовского полиграфического института, в Союзе художников предложили заниматься с волгоградскими художниками-любителями. Для того чтобы получить помещение для занятий взрослых, необходимо было создать детскую студию, под которую это помещение выделялось.

Постепенно работа с детьми стала главным делом жизни. Работы ребят были настолько прекрасны, что захотелось сделать постоянную экспозицию, чтобы люди могли приходить и видеть это чудо – детские рисунки. Работали с огромным увлечением вместе с мужем, художником Евгением Федоровым, так рано от нас ушедшим.

В подвальчике на Гагарина мы пропадали сутками. Приходим однажды домой, а на столе записка семилетнего сына: "Мама, папа, я ушел на родительское собрание". Работа с детьми требовала действительно много времени: надо было помочь ребятам выразить себя, не мешая им, не навязывая своего видения, оформлять работы, сбивать рамки, проводить экскурсии в нашей импровизированной детской галерее. Наши юные художники стали побеждать на международных конкурсах, получать Гран-при в Москве, Финляндии, Чехии, Польше, Японии, где изобразительному творчеству детей уделяется особое внимание. Была у нашей студии и выставка в США, на Бродвее и диплом ЮНЕСКО. Получали мы письма от президента Буша и английской королевы.

Во время отпуска мы бесплатно работали в Москве, в жюри международных конкурсов, получая "зарплату" рисунками из разных стран, которые и составили основу коллекции детской галереи. Помещение на улице Советской и статус государственного музея мы получили далеко не сразу, приходилось ходить по кабинетам в Волгограде и Москве, убеждать. Время было перестроечное, бурное, но тогдашние руководители поняли значение и перспективу этого начинания. Навсегда я останусь благодарна Александру Михайловичу Анипкину, Александру Ивановичу Величкину, Льву Алексеевичу Веденину, Геннадию Васильевичу Слышкину – они здорово помогали. В нашей галерее выросло не одно поколение художников. Она и сегодня является своеобразным "инкубатором" юных талантов.

– Работа с детьми сделала вас и педагогом?

– Этот опыт очень пригодился, когда я начала преподавать в Волгоградском государственном институте искусства и культуры и в Волгоградском социально-педагогическом университете. Это была работа уже с молодым поколением художников.

– А почему вам пришлось ее оставить?

– Музей не оставляет времени ни на что другое. С тех пор, как я стала директором музея ИЗО, как его раньше называли, в моем лексиконе исчезли слова "отдых", "досуг". Это работа занимает 24 часа в сутки. И так уже четыре года.

– Давайте по порядку. Во-первых, именно с вашим приходом музей обрел имя – он стал называться Музеем изобразительных искусств имени Ильи Ивановича Машкова. Это была ваша идея?

– Не только моя. Мы в свое время много говорили об этом с замечательным волгоградским искусствоведом, бывшим директором нашего музея Инной Николаевной Непокупной. Она сделала неоценимо много для собирания коллекции картин Машкова, и, конечно, присвоение музею имени нашего земляка, знаменитого на весь мир художника, было абсолютно логичным. Придя в музей, я предложила это коллективу, поддержавшему меня, и нашему министру культуры Виктору Петровичу Гепфнеру, где встретила понимание и поддержку.

– Задам обывательский вопрос: а зачем это было нужно? Ведь ни денег, ни помещений от этого у музея не прибавилось?

– Дело не в материальных выгодах. Я считаю, что патриотизм нужно воспитывать не только на военно-исторических примерах. Илья Машков – наш земляк, прославивший русское искусство на весь мир, и не знать этого, забывать об этом – значит не любить свою Родину. Для меня это так. Мы достали картины Машкова из запасников и только за один год реализовали три масштабных выставочных проекта, связанных с его именем: "Сила жизни" совместно с Казанским музеем, "Машков – Загреков. Учитель и ученик" совместно с коллегами из берлинского дома-музея Загрекова и "Век валета", посвященный художественному объединению "Бубновый валет", одним из основателей которого был Илья Иванович. А к Дельфийским играм в Волгограде мы откроем в музее интерактивный зал Машкова, над созданием которого с увлечением трудится сейчас творческий коллектив музея.

– Вот мы и подошли к тому, чем сегодня живет музей. Какие задачи стоят перед вами в Год культуры?

– У нас есть задача-максимум и задача-минимум. Первая состоит в том, чтобы наш музей, единственный в России, не имеющий собственного здания, его обрел. Музею катастрофически не хватает помещений ни для экспозиций, ни для хранения коллекций. Каждый год я бываю на совете директоров в Русском музее, встречаюсь с коллегами из других регионов. Честное слово, завидую! Они каждый год прирастают и новыми помещениями, и новыми картинами. Ведь музей – это огромный ресурс развития региона, его туристического, культурного, человеческого потенциала. А наш музей, по моему мнению, недооценен и недолюблен властями. Даже художники и искусствоведы не до конца знают, какими сокровищами мы обладаем!

В нашем собрании Айвазовский, Шишкин, Репин, Саврасов... Ни одна нефтяная скважина не стоит столько, сколько наши культурные богатства! Музею необходимо собственное здание. Но это в долгосрочной перспективе.

Сейчас мы ведем ремонт помещения на улице Чуйкова, 37. Там будет зал современного искусства, помещение для мастер-классов, лекций. Готов проект реконструкции помещения на проспекте Ленина. Это объект культурного наследия, поэтому нужна была государственная экспертиза проекта. Сейчас все это позади, и, переехав на Чуйкова, мы начнем реконструкцию основного зала, где разместятся наши классики, если будет выделено помещение для хранения фондов и деньги на реконструкцию.

– А как же текущая ежедневная работа музея?

– Она не прерывалась ни на минуту. У нас регулярно проходят не только выставки, но и музыкальные четверги, детские воскресные программы, лекции, творческие встречи с художниками, артистами, журналистами, которые мы назвали "Жизнь как искусство" по аналогии с телевизионной "Линией жизни".

За последнее время мы провели международный фестиваль графики, фестиваль молодых художников стран и народов Кавказа, Международную конференцию "Актуальные проблемы изучения творчества И. И. Машкова и художников "Бубнового валета". Всероссийские конференции "Миротворческий потенциал историко-культурного наследия Второй мировой войны и Сталинградская битва", "Сталинградская битва: историческая память и художественное наследие. К 70-летию разгрома фашистских войск под Сталинградом".

Все это очень востребовано. Наши научные сотрудники пишут и издают книги, монографии. Так что для нас появление государственного объединения "Издатель" в рядах учреждений культуры стало просто манной небесной. Здесь уже увидели свет книги искусствоведов Ольги Малковой о Машкове, Елены Огарковой о фронтовых художниках, Ирины Кострыкиной о Нинель Пироговой. Открываем 37 виртуальных площадок нашего музея в районах области – первая начнет работу в Городищенском районе. Постоянно участвуем в российских и международных выставках. Сейчас, например, картины Виктора Попкова из собрания нашего музея находятся в составе большой выставки в Венеции, оттуда поедут в Лондон.

– Но ведь это все требует немалых денег.

– Мы тут недавно подсчитали и сами удивились: за год мы через гранты, федеральные программы и спонсорские услуги привлекли дополнительно 18 миллионов рублей на интерактивную мастерскую Машкова, фестивали, реставрацию картин, занятия с детьми с ограниченными возможностями, виртуальные филиалы и т. д.

– Неплохая прибавка к бюджету! Раньше музей был "тихой заводью", где в пустынных залах бродили один-два любителя. А сейчас жизнь здесь кипит.

– Это требование времени. Сегодня мы активно включены в общественную жизнь города и области.

– Как вы считаете, сегодняшний руководитель такого специфического учреждения должен быть скорее менеджером, чем искусствоведом?

– И менеджером, и искусствоведом, и художником, и хозяйственником. К тому же приходится ежедневно многому учиться. Только за прошлый год к моему диплому доцента добавились два сертификата переподготовки музейных работников, сертификаты обучения 44-му федеральному закону и электрическому хозяйству.

– А отпуск где мечтаете провести?

– На море. И рисовать, рисовать...

Наталья СЛОМОВА
Газета "Грани культуры" №7, 2014 год
 


   
  
Rambler's Top100
TopEnter YandeG - рейтинг сайтов